ОТЧЁТ о полевом сезоне 2016 года

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ФОТООТЧЕТ 2016

 

Освоение территории полигона «Таура» не представляется возможным без использования средств механизации, поскольку ручной труд при площади, измеряемой десятками га, непроизводителен. На сегодняшний день члены партнёрства располагают восемью единицами специально подготовленной техники. В полевом сезоне 2016 года на территории агроэкологического полигона было использовано шесть механизмов - полноприводные пикапы с грязевой резиной и большими прицепами, болотоход, гусеничный микробульдозер с культиватором, мини-экскаватор на резиновых гусеницах, мини-трактор с тележкой. Ну и множество разной профессиональной садовой техники - мотокосы, кусторезы, колёсные мини-косилки, мотобуры и т.д.











Кроме того, наша деятельность на полигоне Таура ограничена не только ландшафтной спецификой (закустаренность и заболоченность), но и нормами действующего законодательства. А именно: значительная часть территории расположена вдоль акватории реки Таруса и пересечена ручьями.








Специальный циркуляр, разработанный для полигона Таура Калужским отделом водных ресурсов Московско-Окского бассейнового водного управления Федерального агенства водных ресурсов (документ от 20.12.2005г. № 15-11/790) ограничивает деятельность на полигоне следующими запретительными рамками:

На территории Полигона ТАУРА запрещается:

распашка земель;

применение удобрений;

складирование отвалов размываемых грунтов;

выпас и организация летних лагерей скота, устройство купочных ванн;

размещение дачных и садово-огородных участков и выделение участков под индивидуальное строительство;

движение автомобилей и тракторов, кроме автомобилей специального назначения.

Прибрежные защитные полосы должны быть заняты древесно-кустарниковой растительностью или залужены.




Помимо описанных ограничений 2016 год, начиная с ранней весны, приподнёс нам ряд климатических и биоценологических сюрпризов. Распутица началась с ранней весны и не прекращалась до поздней осени. Всякий выезд на территорию автоматически превращался в трофи-рейд и зачастую мы вынуждены были перемещаться пешком. Периодически нас выручал швейцарец Йорг Дусс (его КФХ находится в том же направлении). Он добросовестно вытаскивал наши утонувшие в грязи внедорожники. Его «буханка» тоже оказалась бессильна перед бездорожьем, и он часто ходил пешком или перемещался на полноприводном тракторе МТЗ-82, сделав пятикилометровый отрезок дороги окончательно непроезжим.








Ещё одной напастью стали размножившиеся под нашей охраной бобры, которые перекрыли плотинами все три ручья и устроили на наших полянах настоящий потоп. Даже на пути обычного проезда начала застревать специальная техника, в том числе всепроходимый болотоход и микроэкскаватор на резиновых гусеницах. Для того, чтобы провести работы по оптимизации гидрорежима, пришлось сколачивать специальные деревянные щиты, по которым двигалась техника.




Но на этом напасти не кончились: год был удивительно богат кровососущими насекомыми - клещами, мошками, комарами, но, особенно, слепнями. Больше всего страдали наши собаки. Косить в жару приходилось в дождевиках и перчатках, а шею и голову скрывать капюшоном. Крупные слепни прокусывают даже плотную ткань. Вообще выкашивание трав с целью расчистки площадей, пригодных для высадки разрешённой «древесно-кустарниковой растительности» превралось в беспрерывный процесс. Трава пёрла как никогда, но применение тракторной косилки оказалось невозможным из-за обилия муравьиных кочек; пришлось работать мотокосами вручную.







По этим причинам нам удалось сделать гораздо меньше запланированного. Пятьсот коллекционных растений с защищённой корневой системой, приготовленных для высадки на территории агроэкологического полигона, в том числе коллекция малин, так и остались зимовать в контейнерах, дожидаясь своего часа в следующем полевом сезоне 2017 года.







Основные усилия ушли на покос, удаление сорной древесины, стабилизацию гидрорежима и удаление бесконечных муравейников, кочки которых растут как грибы и делают невозможным механизированный покос.



 




Невзирая на то, что волонтёров в 2016 году было довольно много, мы остались недовольны прошедшим сезоном и считаем его неудачным. Но, как говорит экспедиционная мудрость, «нет плохой погоды, есть плохо подготовленная одежда :)». Полевой сезон 2017 года, по нашим представлениям, будет ещё сложнее, поэтому в зимний период мы постараемся подготовить экипировку, способную выдержать самые серьезные испытания в экстремальных полевых условиях. За сим уведомляем любознательных читателей о том, что мы уже ведём подготовку к полевому сезону 2017 года с целью создания сложной ландшафтной композиции - нооценоза с учётом всех трудностей и ограничений, выполняя требования действующего законодательства. Будем рады видеть среди волонтёров изобретательных и умелых мастеров своего дела, желательно на своей технике.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для тех, кто не понимает, что мы делаем на ПРИНАДЛЕЖАЩЕЙ НАМ ТЕРРИТОРИИ, являющей собой «непродуктивные, закустаренные и заболоченные земли сельхозназначения (шестая группа ВРИ)», рекомендуем глубже ознакомиться с материалами сайта и вкратце уведомляем:

Некоммерческое Партнёрство «Служба Экологической Реставрации» по Уставу не является производителем сельхозпродукции и не оказывает «услуги населению». Деятельность НП «Служба ЭР» организуется на взносы партнёров, заведомо убыточна и направлена на преобразование гиблых, непродуктивных, заболоченных и закустаренных угодий в нооценозы - центры ландшафтной и экологической культуры с максимальным видовым разнообразием флоро-фаунистического комплекса. На территории полигона намечено размещение коллекции и охрана генетического фонда редких и уникальных декоративных, лекарственных и плодовых культур. Все плоды, произрастающие на выращенных деревьях и кустарниках заведомо предназначены для поддержания жизнедеятельности диких птиц и копытных животных. Это не первый наш опыт создания нооценоза и, таким образом, мы отдаём долг поруганной и ограбленной человеком природе.