Характеристики эволюционного куста постчеловечества

А.Э.Выговский

Работа представляет собой гипотезу, прогнозирующую будущее цивилизации с эволюционных позиций. Опираясь на ряд фундаментальных законов развития, автор отстаивает точку зрения, в которой человечество представлено в качестве очередного звена в эволюционном процессе. То есть человечество подчиняется общим законам эволюции и, после прохождения пика развития, сократит свою численность до биосферно целесообразного минимума, как это случилось с амфибиями, рептилиями и дикими млекопитающими. По предположению автора, техно­кратиче­ское общество породит из своих недр несколько линий более высокоразвитых существ с иными этическими, мор­фо­физио­логи­ческими и энергетическими харак­теристи­ками, позволяющими разумно и сознательно гармонизировать биосферу Земли.
доктор физико-математических наук, профессор Н.А. Филиппов

Материал эволюции

Теория естественного отбора разумно объясняет механизм происхождения видов; в крайнем случае — возникновения таксономических групп на уровне рода. Но природа ставит нас перед фактами возникновения ранее невиданных классов и даже более крупных систематических единиц. Появление столь значительных генетических и морфологических различий у множества взаимозависимых представителей биосферы теория естественного отбора не объясняет. Концепция коэволюции лишь констатирует наличие параллельных эволюционных скачков, осуществляемых путём синхронной морфогенетической трансформации множества разнородных особей. Такая точка зрения даёт основание полагать, что растения, насекомые, их опыляющие, грибы, образующие микоризу, и множество иных представителей биологических сообществ в эпохи глобальных климатических аномалий и экологических катастроф претерпевали аккордные изменения, не утрачивая, а модифицируя старые симбиотические связи. Активизация эволюционных событий сопряжена с критическими явлениями, отмеченными гибелью значительного числа организмов, замещаемых новыми формами жизни, знаменующими собой переход биосферы в новое качественное состояние. Наиболее показательным примером такого кризиса, сопровождающегося преображением массы разнообразных организмов, является эпоха освоения водными организмами суши.

Четыреста миллионов лет назад холодный силур уступил место жаркому девону. Начинался распад Пангеи, и формировались очертания Лавразии и Гондваны. Тетис вливался внутрь праматерика, образуя мозаику водоёмов, акватории которых, по геологическим меркам, стремительно меняли очертания. Океанические водоросли к тому моменту в значительной мере изменили состав атмосферы, насытив её химически агрессивным кислородом. В литоральных зонах под воздействием бактерий разлагались и окислялись миллиарды тонн биомассы, образуя почвоподобный субстрат. В замкнутых высыхающих акваториях росла концентрация токсичных продуктов обмена. Возрастала напряжённость в борьбе за существование между конкурирующими водными организмами. Наиболее адаптированные гидробионты отстаивали своё право на жизненное пространство и вытесняли менее приспособленных сородичей на грань выживания. Нетрудно представить, что именно последние были вынуждены в первую очередь искать пристанища в иной стихии, то есть осваивать пограничные экологические ниши. Единственной возможностью выживания у вытесняемых из привычной среды обитания пионерских сообществ были согласованные мутации, позволяющие изменить морфофизиологию и осваивать сушу, выстраивая экологические связи нового качества. Результатом пятидесятимиллионолетнего периода освоения суши водными организмами стало формирование карбоновой биосферы, главными фотосинтезирующим продуцентом и средообразующим фактором (эдификатором) в которой стали первичные леса, преимущественно состоящие из древовидных папоротников, хвощей, плаунов и пресноводных водорослей. Биохимический механизм синхронного телеологического метаморфоза – скачкообразного, целенаправленного изменения геномов множества особей, находящихся на грани выживания, при переходе в иную среду обитания, мы представляем себе лишь частично. Относительно доступным для понимания представляется биохимический аспект эволюционных изменений. По нашим представлениям, аккордным морфогенетическим изменениям предшествует вырождение у репрессируемых организмов трифосфатных групп (АТФ-АДФ-АМФ-...) до уровня монофосфатов, а далее — до аденина. Мы имеем все основания полагать, что остальные четыре нуклеотида (Г-Ц-Т-У) образуются аналогичным образом. То есть, знаковой основой всякой генетической записи являются дефосфорилированные «окурки» разряженных трифосфатных аккумуляторов. Обозначенная группа нуклеотидов, насыщающая клеточное пространство в критические периоды, лежит в основе мутагенеза всех форм планетарной жизни. Всякому человеку, знакомому с основами биологии, понятно, что такие процессы могут протекать лишь на грани выживания в организмах энергетически вырожденных особей, не способных (либо не желающих*) компенсировать репрессивные воздействия среды на поведенческом уровне. Именно эти механизмы при резких глобальных изменениях экологической обстановки — катастрофах — породили биологическое разнообразие живых существ.

Невзирая на краткость изложения, мы имеем все основания вести речь о проявлении нового морфогенетического закона. Эволюционным материалом, образующим новые формы жизни, являются консорции наименее приспособленных к конкуренции особей, морфогенетическая трансформация которых происходит аккордным образом, на грани выживания, в периоды кризисов, при вынужденном переходе в иную среду обитания. Наиболее приспособленные группы существ выступают в роли преуспевающих конкурентов и гонителей — стимулов эволюции. Платой за временный успех является прохождение закономерных стадий стабилизации, упрощения организации, регресса и вымирания.


*В социально-эволюционном контексте различные формы самоограничений, введённые в культ разнообразными религиозно-философскими течениями, являются полусознательными предпосылками, обеспечивающими протекание эволюционно значимых процессов в организмах личностей, практикующих «укрощение плоти».

Механизмы возникновения новых биологических форм

Возникает правомерный вопрос, каким образом из освобождённых групп нуклеотидов компонуется конструктивная генетическая запись, отвечающая новым условиям существования? По нашим предположениям, коды метаморфических изменений представляют собой варианты решения эволюционных задач, образовавшиеся в результате триалога «бесконечно малого» и «бесконечно большого», разделённых на два лагеря относительно устойчивым организмом, который как раз и является «камнем преткновения» — чувствительной мембраной и третьим участником вселенского полилога. Из глубин «бесконечно малого микрокосмоса» организм штурмуется потоком электронных сигналов, возникающих на грани дестабилизации биохимических конструкций. Именно эти сигналы формируют протекание биологических реакций, ощущаемых организмами как «потребности». Для удержания гомеостаза «микрокосму» нужен приток специфически приготовленных порций энергии. Внешние силы в виде космических, климатических и биоценологических факторов также выставляют свои требования, вступая с организмом в многоаспектные информационно-энергетические отношения. Организм вынужден прилагать усилия для компенсации требований как внешних, так и внутренних сил и вести сложную двустороннюю политику, зримым проявлением которой является поведение. Поэтому изначальная тактика балансирования двусторонних воздействий формируются путём усложнения поведенческих реакций организма. Если поведенческая лабильность достаточна для поддержания гомеостаза — организм останавливается в развитии, а при комфортных условиях — упрощает поведение, а затем и организацию, то есть деградирует*. В случае невозможности компенсировать разрушительное воздействие агрессивных сил на уровне поведения — происходят физиологические адаптивные изменения, которые не наследуются. В конечном итоге, когда «бесконечно большой» репрессирует настолько тотально, что ни поведенческие, ни физиологические ухищрения не помогают, формируется ответ на уровне перестройки микрокосма, то есть - реформы генетической записи. И последней, никогда не упоминающейся в научной литературе формой трансформации организма перед лицом смертельной опасности, не компенсируемой никакими молекулярными конфигурациями, является гипотетическое лептонно-плазменное преображение**. В данном случае мы вынуждены допустить существование структурных «суперответов», формирующихся на атомарном (лептонном?) уровне организации эволюционно зрелых живых существ.

Возникает правомерный вопрос, под влиянием каких законов природы происходит столь сложные реакции? Принцип хаотических проб и ошибок, лежащий в основе концепции естественного отбора, применим лишь для шлифовки видов, но непригоден для создания принципиально новых биоконструкций. Разум единичного организма, конечно же, не в силах разработать принципиально новую версию собственной модификации и транслировать её на макромолекулярный уровень, а если случайно и сможет, например, под влиянием мощных мутагенов, то получится уродливая форма, лишённая шансов на продолжение рода. Квалификация современного человека, да и весь научный потенциал цивилизации, недостаточны для реализации (например) мечты о вечной молодости либо свободном полёте в пределах атмосферы, паче того - в космическом пространстве***. Мы - люди - не знаем, как перестроить себя таким образом, чтобы преодолеть силы гравитации либо заменить смерть сознательным преображением. Что можно требовать в таком случае от существ, не располагающих мощным аналитическим аппаратом и самими представлениями о возможности перекодировки генома. Однако подобные невероятные трансмутации в природе всё же происходили и наиболее наглядно доказуемы на примере скачкообразного перехода долгоживущих личинок многих насекомых (стрекоз, комаров, веснянок, мух...) в имаго-формы, освоившие воздушное пространство. Есть все основания полагать, что гипотетически переходные «полукрылые» варианты не имеют эволюционного смысла и появлялись лишь в виде случайного отклонения. Сложная формула превращения водного существа в летающее выстроилась аккордным образом, одновременно у множества особей. То есть мы столкнулись с феноменом синхронной перекодировки генома группы избранных существ с предоставлением возможности перехода в иную среду обитания. Случайность в данном контексте исключена: инженерно-конструкторское решение синхронной перекодировки генотипов с целью создания принципиально нового (летающего) типа существ, требует массивного интеллекта, не соизмеримого ни с человеческим, ни с современным компьютерным.

Наиболее вероятным физическим носителем, способным удержать и обработать столь огромные объёмы информации и целенаправленно переписать коды у избранных организмов, является БИОСЕТЬ.


*Особенно показательной является сенсорная и физическая деградация цивилизованного человека. Люди утратили обоняние, чуткий слух, остротуночного зрения; физически они чрезвычайно изнежены, бактериологически уязвимы, малоподвижны, слабы и невыносливы.
**В метафизических категориях душа, радужное тело, огненный дух, как достижимые результаты индивидуального развития, являются общепринятой понятийной нормой.
***Проявленные в сновидениях реликтовые фрагменты генетической памяти дают основания предполагать, что способность к полёту мыслима, но, вероятно, была утрачена в связи с деградацией человеческого рода.

Натуральные информационные сети

Эволюционная логика вынуждает вести речь о существовании натуральных информационных сетей — состоящей из великого множества взаимосвязанных биокомпьютеров, сознательно решающих судьбу каждой группы живых организмов. Даже в середине семидесятых годов 20 столетия было невозможно вести речь о подобном феномене, ибо в массовом, и даже академическом сознании отсутствовала аналоговая понятийная матрица, позволяющая провести параллель между естественными и рукотворными информационными сетями. Сегодня электронные информационные сети стали бытийной нормой, позволяющей пользователям интернета свободно подключаться к разнообразным базам данных и осуществлять связь с любым регионом планеты. Логика технократических информационных сетей является ключом, дающим доступ к осознанию возможностей сетей натуральных. Отсюда вытекает правомерное гипотетическое предположение, что помимо выживания и размножения ВСЕ организмы несут почти выпавшую из сферы научных воззрений информационную миссию.

Внимание биоценологов до самого последнего времени было сосредоточено на изучении трофических связей в экосистемах. Однако факты существования комбинаторных договорённостей между систематически удалёнными представителями разных царств встречаются в биоценозах сплошь и рядом, притом многие из них не могут быть нами зарегистрированы из-за ограниченности методологического подхода, то есть отсутствия представлений о предмете распознания. Такие договорённости не являются проявлением частной инициативы отдельных организмов и невозможны без мощнейшей интегрирующей информационной системы, способной сбалансированно управлять триллионами биохимических и макробиологических реакций. А также учесть и рационально использовать возможности не только всякой популяции, но и каждого организма в отдельности.

Можно привести великое множествопримеров посреднической деятельности биосети. Своей наглядностью потрясает воображение жизненный цикл мух галлиц: откладывая яйцо на лист дуба, галлица вводит в паренхиму биохимический код, включающий совершенно несвойственные для дуба механизмы образования ложного плодового тела — галла, непосредственно на листовой пластине, предназначенного исключительно для выкармливания личинки мухи. Сама муха ни при каких обстоятельствах не могла решить проблему синтеза сложной ключевой формулы. Это (не бесплатный) дар биосети*. Не подлежит сомнению, что муха включена в неизвестный цикл, состоящий из множества экологических звеньев, в качестве биочипа (аналога микросхемы). Почти невозможно отследить, каким образом и с кем она расплачивается за «дары дуба», но эта транзитная плата, несомненно, существует и может обнаружиться в абсолютно удалённом от «дубравных» проблем месте.

Экологическая логика подразумевает, что все без исключения организмы включены в такие циклы. В данном случае важнейшим, ускользающим от самодовольного антропоцентрического сознания феноменом,является факт глубочайшей разумности и целенаправленности биосферных процессов. При эгом, фундаментальной основой, относительно которой выстраиваются биоценологические процессы, является система законов, обслуживающих эволюционную директорию — векторную операционную систему, предположительно вложенную Абсолютом в субатомный код, детерминирующий направление развития Вселенной. Реализация Замысла в мире физических и химических процессов протекает относительно предсказуемо, но неимоверно усложняется в биологических и социальных системах. По нашим представлениям, в наземных биоценозах фундаментальными физическими носителями информационных сетей являются сплетения гифов грибниц и корневых волосков высших растений**. Микоризные образования распространены в почвенных горизонтах на площадях в тысячи квадратных километров. Роль информационных узлов, антенн и аккумуляторов солнечной энергии в натуральных биокомпьютерных сетях исполняют зелёные растения, в первую очередь – высокорослые деревья. В отличие от созданных людьми информационных систем, натуральные сети используют не бинарные, а куда более ёмкие триплетные коды***. Таким образом, эволюционная проблематика решается в недрах натуральных информационных сетей путём биохимического и радиолокационного полилога между «живыми микросхемами» и «биокомпьютером». Эволюционное творчество напоминает перекристаллизацию «биологических кристаллов» и ведётся не только на биохимическом уровне путём целевого внедрения продуманных мутагенов в избранные группы организмов, но и на уровне сложнейших композиций электромагнитных сигналов, излучаемых всеми, без исключения, живыми существами. Не подлежит сомнению, что мы выявили факт существования биосферной сигнальной (информационной) симфонии, детерминированной космическими, геологическими, климатическими, биологическими, а сегодня и техногенными силами. В потоке развития множества взаимозависимых биоценологических тем выстраиваются «оратории», предписывающие появление новых биологических форм.


*Механизм вручения «дара» изначально представлялся нам в виде прямой биохимической трансляции — попросту, поедания избранными организмами некоего особого секрета, выделяемого растениями, грибами либо животными. Затем возникли предположения о целенаправленной вирусной трансляции проектов перекодировки. Однако углублённое осознание возможностей биосети даёт основания полагать, что сеть способна порождать энергетические автономные микровихри, имеющие торсионную конституцию и «выстреливать» их в пространство через растения. Эти вихри (назовём их «торсионные споры»), похоже, способны перемещаться и переносить сложную информацию. Визуально регистрируемыми вихревыми энергетическими феноменами, в частности, являются шаровые молнии.
«Посадочными площадками» торсионных агентов являются яйцеклетки, внедряясь в которые, вихревые споры меняют изначальные характеристики зигот. Таким образом, «дар» внедряется в яйцо (яйцеклетку), из которого появляется принципиально новая форма жизни. В свете данного подхода, гипотетически, возможно вести речь о «непорочном зачатии» и появлении эволюционно продвинутого потомства от ординарного родителя.
**Чрезвычайное значение в данном контексте обретают ПОЧВЫ, как субстрат, жизненно необходимый для развития натуральных сетей. Растения, выращенные на искусственных субстратах, лишены возможности подключения к реликтовым базам данных, поэтому они не могут нести в себе эволюционно значимой биохимической информации. В академических источниках тема «духовности почв» неоднократно проскальзывает в работах Докучаева и А.И.Тюрюканова. С метафизических позиций наиболее глубоко эта тема проработана в трудах Рудольфа Штайнера и Даниила Андреева.
***Кодификационные возможности триплетных групп нуклеотидов изящно изложены в таблице Уотсона-Крика, заслуженно награждённых за это открытие Нобелевской премией.

Фундаментальные законы развития

Судьбы эволюционирующих групп организмов в геологически значимых отрезках времени подвержены Гауссову распределению и неизбежно переживают периоды восхода, зенита и заката. Возникновение очередной эволюционно перспективной группы происходит под давлением массы приспособленных предшественников, как правило, в заключительной фазе эпохи их расцвета. Соответственно, взлёт кривой развития последующей группы совпадает с упадком предшествующей. При этом продолжительность активного периода существования группы, соответственно, временной развал крыльев гауссова колокола — в каждой последующей эпохе сокращается. То есть с каждой новой волной мы наблюдаем ускорение эволюционных процессов.

Предельной функцией экспоненциального ускорения предполагается сжатие полупериода (прогрессирующая половина колокола) эволюционного цикла до срока продолжительности жизни одного организма. Косвенным подтверждением тому является закон Эрнста Геккеля — эмбриогенез в сжатом виде повторяет филогенез; и закон Жана Пиаже — индивидуальное развитие ребёнка вкратце повторяет историогенез этноса. Мы полагаем уместным в качестве важного звена, дополняющего отмеченный ряд законов, ввести формулу духовного становления. Формула духовного становлевления может претерпевать стадии совершенствования, но на данном этапе складывается следующим образом: в ходе духовного развития разумное существо переживает ряд мировоззренческих преображений, отмеченных вехами эгоцентрического, родового, корпоративного, национального, общеечеловеческого и биосферного уровней ответственности, а в прдельном варианте — моделирует в своём сознании альтернативный вариант Мироздания. В теологическом мировосприятии — отождествляется с Творцом и воспроизводит Замысел в более совершенном варианте*. В кратце — духовное развитие разумного существа в предельном значении отражает этапы гененезиса Вселенной и завершается творением нового варианта Мироздания.

Глубина мировоззрения и качество духовного развития модулируются силой переживания и способностью отождествления личности с предметом осознания. Без одухотворяющих переживаний мировоззрение являет собой поверхностный кругозор — неполноценную техническую информацию, не способную повлиять ни на процесс совершенствования осознающего субъекта, ни на освящение объекта познания. Поэтому становление доброкачественного мировоззрения не мыслится без параллельно протекающего переживания, ведущего к одухотворению предмета либо процесса, на котором сконцентрировано внимание. Притом, искреннее одухотворяющее переживание при становлении разумно организованного планетарного сообщества должно предопределять направление научного знания и корректировать развитие социально-эволюционных процессов, в том числе и технического прогресса. В противном случае мы сталкиваемся с присущим земной цивилизации этическим цейтнотом, суть которого заключается в появлении не одухотворённых высшими намерениями глобальных процессов и систем управления, вооружённых высокими технологиями. Из анализа новейшей истории человеческих отношений неизбежно вытекает вывод, что социальные системы, этически недозревшие до способности управления высокими технологиями на благо биосферы, обрекают себя на самоликвидацию.


*1) Наиболее масштабные сущности, стоящие в истоках мировых религий –Брама, Ахура Мазда, Яхве (он же — Иегова, Саваоф, Бог-отец) — имели смелость заявить о том, что именно они являются создателями Вселенной. В диспозиции изложенного ПРАВИЛА каждый из перечисленных богов действительно достиг в своём развитии стадии отождествления с Создателем и пытался реализовать личный инвариант Замысла в планетарном масштабе.
2) Обозначенный подход отражает механизм постоянного самосовершенствования Создателя путём внедрения циклической цепи всё более совершенных проектов переустройства мира. В отличие от библейской модели, где Бог-Сын приносит себя в жертву Отцу, здесь — Бог-Отец приносит себя в жертву наиболее совершенному из своих порождений, инициируя тем самым очередной Большой Взрыв, знаменующий сожжение старого и формирование нового цикла развития Вселенной.

Эволюционный автокатализ

Из обозначенных выше позиций вытекает виденье вектора развития Разумных одухотворённых существ. То есть по мере становления мировоззренческой зрелости одухотворённое существо проходит стадии глубочайших переживаний за себя, семью, родину, цивилизацию и биосферу в целом. Высшей ступенью одухотворённости видится глубокое переживание существа за судьбу мироздания. Параллельно происходит подключение к информационным сетям адекватного масштаба. Отсюда, динамика духовного роста цивилизованного человека проходит стадии взятия на себя различных уровней ответственности: от собственного и семейного благополучия, до радения за состояние страны, биосферы, планеты и... судьбы Вселенной.

Признаком мировоззренческой и духовной зрелости у наиболее высокоразвитых представителей разумных биологических существ видится обретение способности эволюционного автокатализа.

Эволюционный автокатализ — результат обретения разумным существом способности стремительного самосовершенствования путём внесения сознательных корректив в своё поведение, систему социальных связей, физиологию вплоть до наработки права внесения конструктивных изменений в генетическую запись. Предельным и заключительным этапом автокатализа планетарного масштаба является метаморфоз — преображение организма из биологического в плазменно-лептонное состояние*.

При вхождении в силу закона эволюционного автокатализа происходит
замещение функции полового размножения феноменом условного бессмертия,совмещённогос возможностью сознательного Биоценологиического творчества. Ускоряющим время эволюционным реактором в этом случае является специализированное разумно организованное сообщество – нооценоз – позволяющее организмам-эдификаторам реализовать функции сознательного генетического синтеза. Нооценоз предполагает целенаправленное одухотворение локального пространства и гармоничное его насыщение разнообразными представителями растительного и животного царств, исполняющих помимо метаболических отправлений специфические эволюционно значимые функции. На этом уровне развития формируется знание и право на построение сознательного диалога с биоценологическими информационными сетями. Вместо полового размножения (случайного обмена зиготами) в такой системе провидятся продуманные энергоинформационные обмены эдификатора с множеством присутствующих природных объектов**. Именно в ходе натуралистического творчества и врастания в систему биоценологических зависимостей реализуется не потребительская, не воображаемая, а физиологически осязаемая любовь к природе. При этом, любовь, в нашем понимании, расценивается как высшая форма ответственности за процветание и развитие досягаемого пространства.


*Это определение вызывает сомнение в части, касающейся научной корректности заявления о самой возможности перехода биологического существа в плазменно-лептонное состояние; но такой подход вовсе не является новостью в сфере метафизики: обретение «сиайры», «радужного тела» и «святого духа» являются понятийными нормами всех мировых религий.
**Модели биосферного способа организации бытия изредка фигурируют в научно-фантастических шедеврах, например, в работе братьев Стругацких «Улитка на склоне», в романе Урсулы ле Гуин «Слово для мира и леса одно», в бестселлере Гарри Гаррисона «Неукротимая планета»...

Условия ускорения эволюционных процессов

В законе Геккеля ускоряющими время реакторами, в которых спрессованы эпохи филогенетического становления, являются торсионные ёмкости -плодовые тела семенных растений, яйца всех видов экзогонических существ и маточные полости теплокровных организмов.

В законе Пиаже ускоряющим время реактором является информационно насыщенная сверхплотная обучающая среда, реализуемая через чудовищный пресс современных образовательных программ, закладывающих массу фундаментальных мировоззренческих представлений, умений и навыков в разные эпохи становления психики ребёнка.

В формуле духовного становления ускоряющим время реактором выступает реакционное социальное окружение, оказывающее давление на стадиях отстаивания высших ценностей родового, национального, гражданского и биосферного уровней. К категории эволюционно значимых социальных реакций относятся различные формы репрессий и преследований*, стимулирующих «гонимых и страждущих» к созданию альтернативных сообществ с целью сознательной работы над проблематикой духовного развития. Характерной чертой таких сообществ является сознательное использование систем самоограничений (посты, ритриты, бдения...), то есть разумно организованных экстремальных условий, стимулирующих интенсивное протекание эволюционных процессов.

Эволюционный автокатализ стимулируется предвиденьем приближения глобальной экологической катастрофы и предполагает превентивное создание эволюционно развивающих сред — нооценозов, в которых аскетические процессы и всесторонняя нагрузка превышает пределы возможностей обычного человека. Трансформация энергетических конфигураций и генетических пластов производится в соответствие с потоком открытий действующих эволюционных законов и является нормой организации бытия.

Плазменно-лептонное состояние является последней гипотетической ступенью автокатализа земного существа и знаменуется обретением права на космическую миссию.


*Исторические факты неизбежно свидетельствуют в пользу этой позиции, ибо эволюционно продвинутые личности от Иисуса Христа и Пифагора до шейха Симави, Генри Торо, протопопа Аввакума, Шри Ауробиндо и Даниила Андреева неизбежно подвергались гонениям властей и судебным преследованиям.

Закон реорганизации мироздания

Как уже упоминалось выше, при сжатии временного развала гауссова колокола до периода в десятки лет мы укладываем планетарный эволюционный процесс в рамки жизни одного организма. При неизменной массе на вертикальной оси в это время наблюдается резкий скачок информационных и энергетических показателей. Отсюда вытекает следующая зависимость, наречённая нами законом апокалипсиса: При сокращении полупериода развития эволюционирующего сообщества до бесконечно малого отрезка времени математически корректно вести речь о бесконечно мощном энергоинформационном эволюционном скачке, теоретически способном увлечь за собой всю массу Вселенной. Вероятно, именно таким образом инициируется очередной Большой Взрыв, несущий в себе с одной стороны потенциал разрушения ветхой Вселенной, с другой — генерацию создания новой модели мироздания, запланированной эволюционным авангардом. В связи с тем, что обозначенный нами временной интервал, как правило, не достигает бесконечно малых значений, а измеряется макроскопическими величинами, земные эволюционные «катастрофы» ограничиваются геологическими сдвигами, глобальными климатическими изменениями, реорганизацией биосферы и сменой магнитных полюсов.

Скорее всего, подобного рода эволюционные кризисы на нашей планете происходили неоднократно и знаменовали собой смены геологических эпох. Мифологические сведения о существовании пантеонов бессмертных существ, в свете выдвинутых здесь эволюционных воззрений, обретают вполне респектабельную естественнонаучную платформу.

Эволюционные парадоксы современной цивилизации

В отличие от естественных экосистем, в антропогенных сообществах эволюционный процесс протекает парадоксальным образом. Первый парадокс заключается в том, что принципиальным отличием представителей цивилизованных социоценозов от иных биологических сообществ является то, что уродливые, физически дефектные, умственно отсталые и генетически вырожденные особи не относятся к категории наименее приспособленных. Напротив, мы отмечаем их высокую адаптивность и даже культы различных дефектов и патологий. Обозначенный парадокс распространяется не только на людей, но и на домашних животных. В результате происходит накопление великого множества искусственных, уродливых, болезненных и патологических форм жизни.

Второй парадокс касается феномена высочайшей социальной приспособляемости, наблюдаемой у части человечества с вырожденными нравственными качествами. Наибольшего эффекта приспособляемости достигают этически неполноценные этносы, вторгающиеся в тело высоконравственных культур, а затем разлагающих, истребляющих и порабощающих эти культуры за счёт многообразных инвариантов коварства. Классическими примерами такого рода неэтичных адаптации является внедрение испанцев и англичан в Америку, семитов в Россию, албанцев в Сербию.

Третий парадокс социально-эволюционных процессов заключается в том, что умственно и физически полноценная часть человечества, отмеченная высокими нравственными качествами, стремлением к духовным поискам, выяснению истины и отстаиванию справедливости повсеместно подвергается гонениям и относится к категории наименее приспособленных существ.

Эволюционно-этический закон

Таким образом, в отличие от биологических сообществ, человечество разделяется на два полюса (наименее и наиболее приспособленных к выживанию) не по физиологическим, а по этическим критериям. К категории самых приспособленных относится нравственно низменная часть человечества, игнорирующая понятия чести, духовности, совести, справедливости и достигающая апогея мракобесия у вершин политических, религиозных и финансовых пирамид. По этой причине мы отмечаем следующую зависимость, претендующую на звание закона иерархий или эволюционно-этического закона: официальный иерархический статус и нравственный облик людей в современном обществе находятся в обратно-пропорциональной зависимости. На всём протяжении истории люди, стремящиеся к истине и справедливости, были угнетаемы преуспевающим меньшинством. То есть, исходя из эволюционной логики, именно представители бедной интеллигенции, гонимые борцы за свободу, бескомпромиссные сторонники справедливости и им подобные личности несут в себе наибольший эволюционный потенциал. Отсюда становится очевидным тезис, что адаптированное меньшинство находится в эволюционном тупике и теоретически не имеет шансов на развитие, а «гонимые и страждущие» за бескомпромиссное удержание нравственных и духовных позиций вытесняются на грань выживания и представляют собой эволюционный авангард человечества. Обозначенная закономерность является центральной идеей Нагорной проповеди, обнародованной Иисусом Христом на переломе эр. Таким образом, паразитические репрессивные силы, создающие условия невыносимого существования для нравственной элиты путём травли, гонений, несправедливого распределения благ в данном контексте расцениваются нами как стимуляторы социально-эволюционных процессов. Соответственно эволюционным материалом, слагающим основу следующей ступени развития разумных существ, является наиболее одухотворённая часть населения планеты, руководствующаяся в своих поступках велениями совести и позициями истины и справедливости, невзирая на их очевидную невыгодность и опасность. В смысле активизации эволюционных процессов в современном мире особое положение занимают Россия, Сербия, страны СНГ, Прибалтики и Ближнего Востока, представляя собой гигантские страдалища людей облагороженного образа. Согласно обозначенным нами закономерностям, именно в этих регионах в первую очередь следует ожидать эволюционных проявлений постчеловечества.

Признаки эволюционно продвинутых существ

Всякий эволюционный скачок открывает для пограничного сообщества новые возможности самопроявления, несоизмеримые с возможностями предшествующих групп. В ходе эволюции биосферы очередная флагманская группа по мере освоения иной среды расширяет сферу познания, овладевает новыми источниками энергии и коммуникативными способностями. Основным фактором, регулирующим гармоническое развитие цивилизаций в замкнутых планетарных экосистемах, является нравственный задел разумных сообществ.

Фундаментальными признаками качественного нравственного задела обособленной социальной группы (государства, этноса, племени, общины) является развитая нормативная база, ограничивающая потребительскую активность и регулирующая процессы восполнения эксплуатируемых природных ресурсов в контролируемом пространстве. В основе нравственного задела лежат исторически выработанные и генетически закреплённые этические эталоны, выраженные в понятиях: мера, совесть, стыд, сострадание, великодушие, справедливость, гармония. Высшим среди обозначенных качеств является чувство долга перед силами, наделившими нас разумом и духовным самосознанием.

Перечисленные качества представляют собой золотой фонд человеческой культуры и являются фундаментом для становления планетарного сознания, сформированного из переживаний как за судьбу биосферы, так и за реализацию высшего предназначения эволюционно продвинутой группы существ.

Однако мы видим, что силы, не отягощенные «химерой совести», захватили
контроль над системами управления, средствами массовой информации,
источниками энергии и ресурсной базой планеты. Применение освоенных ресурсов направлено на неограниченное расширение потребительской активности, развитие гипертрофированной сферы обслуживания, содержание армии дезинформаторов и репрессивных органов. В перспективе паразитарная часть человечества планирует осуществление контроля над каждым квадратным метром суши и над каждым индивидуумом в целях удержания преимуществ и совершенствования комфортной базы управленческой элиты. Однако это намерение, скорее всего, не осуществится, ибо скорость истребления природных ресурсов и отравления окружающей среды техногенными выбросами свидетельствует о скором конце «атомно-нефтяного» века, то есть неизбежности схлопывания технократической цивилизации. Постчеловечество унаследует опустошенную планету, переполненную токсичными продуктами обмена радионуклидами и токсинами, угрожающими существованию всех клеточных организмов. Эту проблему придётся решать и приводить
биосферу в гармоническое состояние, пригодное для развития дальнейших
эволюционных процессов. Поэтому базовыми признаками эволюционно продвинутых существ являются отторжение ценностей потребительской цивилизации, тенденция к единению с природой и стремление к её возрождению. В связи с практической невозможностью проникновения здравых инициатив в средства массовой информации в среде «отверженных», на почве общих переживаний неизбежно проявление спектра альтернативных коммуникативных способностей, давно обозначенных в парапсихологических источниках. Эти особенности также являются характерными признаками «предтеч» постчеловечества.

Критерии различения истинного и ложного на пути духовного поиска

В географически изолированных культурных средах в ходе становления современной цивилизации были выработаны сходные представления о духовной эволюции человека. В наиболее общих чертах эти представления сводятся к утверждению, что полноценным итогом жизненного пути духовно зрелого человека видится формирование бестелесной монады, аккумулирующей в себе его генетически унаследованный и прижизненно приобретённый мировоззренческий опыт. Физически монада являет собой устойчивый энергетический вихрь, именуемый в различных религиозно-философских школах душой, аурой, радужной оболочкой, светящимся коконом, астральным телом. Высшей фазой развития монады при жизни организма является осознание своей миссии после оставления изношенной телесной оболочки, а также способность её покидания по своему усмотрению до наступления пол- ного износа. Описание посмертных судеб монад в различных религиозно-философских учениях, как правило, сводится к тому, что душа, в зависимости от суммы заслуг, наработанных в период земного существования, получает должное воздаяние и занимает соответственную нишу в иерархиях потусторонних миров. Художественное описание этих миров в разных мифологиях флуктуирует от райских кущей до холодящих душу страдалищ. Манипуляции морально поляризованными мифами используются религиозными институтами в качестве общеизвестного инструмента управления богобоязненной паствой. Увлечение процессом приумножения численности приверженцев и стремление к захвату рычагов управления привело к вырождению фундаментальной основы мировых религий. Они утратили функцию духовно развивающих школ и превратились в политизированные коммерческие структуры, торгующие ритуальными услугами, культовой атрибутикой и «голосами» электората, прислушивающегося к мнению пастырей.

Важнейшим моментом духовного поиска является наработка критериев
различения истинных и вырожденных школ духовного развития. Без обреетения способности различать истинное и ложное духовный рост превращается в хаотические метания от одного вырожденного учения к другому. Опираясь на наш опыт, можно с уверенностью утверждать, что отличительной чертой любого лжеучения является характерная этическая подмена. Классические признаки человека облагороженного образа -бескомпромиссная защита истины, жертвенные деяния, аскетические подвиги, неповторимые откровения и отстаивание нравственных ценностей подменяются денежными взносами, политической толерантностью, повторением неизменных текстов, механическим отправлением культов и подчинением конфессиональной бюрократии. Особыми признаками вырождения массовых духовных учений также являются тенденциозная трактовка первоисточников, альянс с органами государственного управления и непримиримость по отношению к конкурентам. Мировые религии, даже если они и были изначально задуманы как институты духовного освобождения, реорганизовались в зрелищные заведения, культовые клубы и эзотерические кухни по приготовлению магического духовного «корма» для питания своих основателей*. То есть, по нашим выводам, общеизвестные религиозные институты не только не стимулируют процессы освобождения души, но напротив — ограничивают и подавляют её развитие, намеренно лишая адептов возможности противостоять главному «потребителю», обычно предстающему в роли монопольного Владыки Вселенной.

В описанной религиозной логике вместо обещанного продолжения существования в загробном царстве происходит многоаспектный обман паствы. Банальным аспектом обмана является получение мзды за непроверяемые обещания процветания в посмертном будущем. Но самой недоброкачественной чертой мистификации является метафизическое надувательство: маркированная конфессиональной принадлежностью «отпетая» недоразвитая душа вместо свободного полёта и выбора новой судьбы поступает в кормушку одного из астральных потребителей. Притом, собирательный образ типичного представителя плеяды условно бессмертных «душеедов» всесторонне описан в «Ветхом Завете».


*В метафизическом понимании после утраты эманации веры последнего адепта «бессмертный дух» попросту исчезает подобно тому, как гаснет электрическая лампочка без притока энергии. В данном контексте последователи разнообразных религиозных культов при жизни являются некими «батарейками», питающими высшее существо эманациями искренней веры, а после завершения земного пути вкладывают в него посмертный импульс — душу. Аналогичным образом потоки доверия, долженствования, любви, внимания и надежд перераспределяются в осязаемом мире между людьми. Аккумуляторами таких потоков могут становиться любые символы веры — от денег, драгоценностей, произведений искусства, культовых принадлежностей до святых мест и реальных либо виртуальных кумиров.

Школы нового поколения

Осознание невозможности изыскания приемлемого пути становления духовно-энергетической монады в общедоступных религиозных представительствах стимулирует «ищущих» к поискам нетрадиционных путей решения задачи. Обычный вариант альтернативного становления осуществляется через вовлечение в работу эзотерических школ нового поколения, практикующих инновационные методы духовного развития и этически безукоризненного образа жизни. Прежде чем изыскать школу высокого класса, неофит, как правило, проходит через «мясорубку» нескольких шарлатанских учреждений, отличающихся от классических «мировых религий» лишь количественно. Но возможности нахождения качественной альтернативной школы духовного развития существуют. Примерами высоко зарекомендовавших себя направлений являются учение «Живая Этика», основанное Еленой Шапошниковой и Николаем Рерихом, деятельность антропософского общества, основанного Рудольфом Штайнером, движение «Роза Мира», инициируемое последователями Даниила Андреева, философско-романтическая школа «Новый Акрополь» развитая в России Еленой Сикирич. Особое место в ряду школ нового поколения занимает направление В. Ломовцева, отражённое в ряде публикаций «Ищущим». По мере погружения в развивающие процессы выясняется, что общепринятые нормы организации бытия и хаотически наработанные социальные связи ограничивают возможности духовного роста. Таким образом, на определённой ступени индивидуальной эволюции у сознательного существа обязательно возникает потребность в обособлении от привычного окружения и создания Альтернативной общности вначале на уровне городской группы «ищущих», а затем — автономной загородной развивающей среды.

Мотивы эволюционного подвижничества

Существование любого современного человека сопряжено с эксплуатацией технократической инфраструктуры, которая с непоколебимостью молоха исчерпывает природные ресурсы и отравляет окружающую среду токсичными продуктами обмена. Абсолютно подавляющее большинство людей не думает, не ведает и знать не желает о последствиях «высокого уровня жизни» и «увеличения потребительской активности». Они хотят потреблять, развлекаться и активно использовать все возможности высоких технологий. Апокалипсические и научные прогнозы, прокламирующие необходимость радикальных бытийных изменений во имя сохранения жизни на Земле, как правило, не влияют на ход мировых событий. Паче того, сами «призывающие» неизбежно включены в коловорот банальной семейной и общественной проблематики, то есть ведут обычный потребительский образ жизни, плохо согласующийся с практикой экологического номинализма, не говоря уже о сознательном эволюционном продвижении. Пессимистической характеристикой даже глубоко образованных людей, освоивших фундаментальный культурный и академический задел цивилизации и способных прогнозировать катастрофические последствия существующей стратегии природопользования, является бессилие перед проблемой приведения собственного образа жизни в соответствие с представлениями об экологически корректном бытии. Встаёт закономерный вопрос, какие мотивы могут подвигнуть хотя бы исчезающее малое число людей к деятельности, сознательно направленной на радикальные изменения собственного образа жизни в соответствие с высшими мировоззренческими представлениями? Массивный аналитический аппарат любого интеллектуально развитого человека способен критически осмыслить и спрогнозировать трагические последствия как деятельности цивилизации в целом, так и своего личного «вклада» в разрушительную работу глобальной технократической машины. Однако такой анализ, как правило, не затрагивает эмоциональной и бытийной сферы и аннулируется успокоительными плацебо различного рода самооправданий даже перед лицом очевидных фактов. Альтернативные «зелёные» и «экопоселенческие» поползновения мизерны по своим масштабам и преисполнены рекламного лицемерия, ибо альтернативные структуры никоим образом не могут существовать в отрыве от технократической «пуповины». Тем не менее, эволюционная логика свидетельствует о том, что планету рано или поздно должен унаследовать творческий средообразующий фактор, радеющий за процессы оздоровления и гармонизации биосферы. Иначе мы вынуждены будем согласиться с финалом, неизбежно ожидающим паразита, уничтожившего своего хозяина.

Нам фактически неведомы активные разумные силы вне человеческого общества. Уповать на вмешательство могущественных внешних сил, способных вразумить зарвавшихся двуногих, негоже, ибо мы не оставляем Силам иного выхода, кроме санации земной биосферы, то есть — нашего уничтожения. Но с этой задачей мы, похоже, справимся без чужой помощи. Поэтому, при определении наиболее ответственной части человечества имеет смысл вести речь о неком малом числе сознательных людей, которым мучительно СТЫДНО за самих себя, за ближайшее окружение и за цивилизацию в целом. По нашим представлениям, именно жгучий стыд является отличительным признаком эволюционно перспективных разумных существ и стимулом покаянной деятельности. Притом покаяние это формируется не перед «кем-то», а перед лицом осознания своей неизбежно паразитической ниши в системе биосферных связей. Эволюционно значимым порогом развития чувства стыда является состояние высокого долженствования, превышающего семейный и гражданский долг и завершающегося пиковым озарением, в свете которого становится невыносимо быть человеком. Именно последнее эмоциональное состояние является путеводным мотивом и стимулом эволюционно значимой деятельности, предполагающей появление из недр технократического общества предтеч биосферной цивилизации.

Панорама предстоящего кризиса

В очертаниях будущего прорисовывается сложнейший конгломерат возможных вариантов сосуществования разумных феноменов, которые, в первой степени приближения, мы попытаемся перечислить. Судьба абсолютного большинства обитателей урбанизированных ландшафтов представляется довольно трагичной. Неизбежное в эпоху глобального кризиса отключение энергоснабжения в мгновение ока превратит урбанизированные территории в непригодные для обитания, эпидемически и криминально опасные пространства. Но было бы опрометчиво уповать на то, что технократическая цивилизация бесследно растворится в ходе глобального экологического кризиса и уступит место у штурвала планетарного управления неким высокоэтичным и благонравным преемникам. Мировая финансовая элита на десятки лет заляжет в уже подготовленные хранилища и будет предпринимать попытки силового фискального управления планетарными процессами, изыскивая различные способы продления привычного паразитического существования. Экспансия взаимного истребления выплеснется из городов и опустошит аграрные и природные ландшафты в густонаселённых районах планеты. Конфликты и голод, шок и эпидемии выкосят большую часть человечества в течение нескольких десятков лет. Численность рода Homo за счёт взаимного истребления и неизбежного вымирания паразитарной части человечества сократится в тысячи раз, до биосферно-целесообразного минимума. После завершения агонии паразитической элиты работоспособным остаткам классических представителей Homo sapiens уготованы два относительно устойчивых пути продолжения существования.

Первый из них — инженерно-технологический — провидится как форма существования людей за счёт извлечения ресурсов из останков рухнувшей цивилизации и обслуживания долгоживущих энергетических узлов (гидро- и ветроэлектростанций). Значимыми функциями инженерных сообществ представляются поисковые экспедиции с целью изыскания жизненно важных предметов в городах, хранение информации и обслуживание средств связи, а также развитие различного рода малых производств, расширение которых ограничится дефицитом энергии.

Второй путь — фермерский — ориентирован на освоение естественных экологических ниш, ведение натурального хозяйства, а в дальнейшем – выполнение почётной функции персонала, обслуживающего и охраняющего планетарную биосферу. Экологически сбалансированные популяции крестьян в ряду прочих биологических видов вполне способны к продолжению рода в аграрном и лесоводческом режиме, но, как показал исторический опыт, лишь под корректирующим надзором существ иного эволюционного порядка. Обе группы изыщут пути взаимнополезных обменов и на первом этапе вынуждены будут обороняться от набегов агрессивных сородичей.

Возможные пути развития постчеловечества

Два описанных в предыдущей главе направления прогнозируют наиболее вероятные формы посткризисного существования людей. Но мы склонны провидеть и линии развития нечеловеческих вариантов эволюции, порождённых технократической цивилизацией.

1. У наиболее предусмотрительной, интеллектуально развитой и состоятельной части городских жителей уже сейчас существует возможность обретения вполне реальных перспектив посмертного существования с сохранением черт индивидуальности и функций дальнейшего совершенствования.

Стремительное развитие информационных технологий даёт основание полагать, что в ближайшее время возникнет возможность программного моделирования виртуальных, условно бессмертных особей, списанных с реальных индивидуумов. Эти существа после гибели изначальных биологических носителей будут обитать в информационных сетях, содержать хранилища информации, отстаивать свои позиции, осуществлять финансовые операции, влиять на реальные процессы и даже совершенствоваться при помощи обслуживающего персонала. Цена вопроса, уже на данном этапе, близка к нескольким миллионам долларов, а впоследствии услуга виртуализации личности будет стоить в сотни раз дешевле, вследствие чего уход в сетевые миры примет массовый культовый характер. Есть основания полагать, что переломным моментом и новой эпохой в развитии информационных технологий станет решение проблемы записи и считывания информации на любых кристаллических субстратах и твёрдых поверхностях (например, гранитах либо друзах кристаллов). Такая технология позволит фиксировать персональные серверы не только на искусственно созданных носителях, но и на скальных массивах, а также на лишённых атмосферы, технически доступных космических объектах, например, на Луне*. В качестве долгоживущих энергетических источников, могущих питать информационные очаги, видится как энергия Солнца, так и радиоактивного распада, притом, в качестве «вечных» батарей для этой цели теоретически пригодны даже радиоактивные свалки. Таким образом, принципиально новой линией эволюции разума, порождаемой технократической цивилизацией, видится виртуальная информационная сеть, зафиксированная на кристаллических субстратах и включающая в себя гигантский массив оцифрованной информации, накопленной человечеством за время его существования. Скорее всего, функцию обслуживания «неорганических существ» возьмёт на себя описанная выше «инженерная линия». Не исключено, что операторы, вместо «отпевания», предпочтут уходить в сетевые миры, в качестве страховки оснастив сети устойчивыми функциями дублирования, самопрограммирования, усложнения организации и защиты от вирусов. В перспективе не исключена возможность построения эволюционно значимого диалога между неорганическими и натуральными информационными массивами.

2. Вторым гипотетическим направлением развития преемников эволюционной эстафеты человеческого общества является биосферная цивилизация, черты которой описаны в предыдущих главах этой работы. Уже сейчас складываются предпосылки появления группы существ, осваивающих язык натуральных информационных сетей и занимающихся биоценологическим творчеством на уровне фито- и зоогогики**, а также созданием новых форм живого с целью выстраивания эволюционно значимых процессов путём сознательных мутаций. Отличительными свойствами биосферной цивилизации видится обретение способности к полиморфизму (принятию, по необходимости, разнообразных морфофизиологических конфигураций), а также овладение рядом коммуникативных способностей, описываемых в парапсихологических категориях. Именно на эту группу налагается ответственность за оздоровление планетарного ландшафта, гармонизацию разрушенной технократами биосферы и превращения её в ноосферу в истинном значении этого слова.

3. Третья, наиболее сложная, модификация постчеловеческих порождений предполагает сознательное формирование малого числа плазменно-лептонных вихревых существ***, способных к свободному перемещению в пространстве (времени?), реализующих космическую миссию создания биосфер на мёртвых планетах и, допустимо, коррекцию истории в транстемпоральном режиме. Биосферные процессы должны интересовать духов как источник пополнения их рядов новыми созданиями, ибо они, по всей вероятности, лишены возможности воспроизводства себе подобных. Одним из важнейших гипотетических свойств вихревых торсионных феноменов является способность к слиянию с целью образования зародышей новых небесных тел. Именно эта способность является связующим звеном планетарного и галактического эволюционных процессов. Теоретически допустимой, предельной функцией корпораций вихревых существ является сжатие эволюционного рывка до бесконечно малого отрезка времени, знаменующегося сменой параметров Мироздания.


*Допускаю, что «скрижали», находившиеся в дарованном Моисею «Ковчеге завета», являли собой продукт подобной технологии.

**Мы имеем в виду концептуально обоснованное воспитание и обучение растений и животных.

***Столь смелое заявление не является новым для земной истории. В каждом эпосе существуют вполне внятные описания бестелесных энергоёмких разумных существ, и мы лишь подтверждаем возможность их возникновения в результате ряда эволюционных превращений.

Резюме

Эта работа с трудом подлежит жанровой классификации, ибо сформирована в пограничной зоне, на грани классической науки и метафизики. В системе предлагаемых автором понятийных координат человечество рассматривается как преходящее звено в цепи эволюционных преобразований биосферы. Очевидный многоаспектный кризис, ведущий к коллапсу технократической цивилизации, представлен здесь как очередной закономерный эволюционный импульс, призванный породить из недр современного общества группу разумных существ, принципиально отличающихся от прародителей рядом этических, морфофизиологических, коммуникативных и мировоззренческих признаков.

Агрессивные, репрессивные и иные реакционные силы расцениваются здесь как «плавильная печь» эволюционного процесса, призванная создать невыносимые условия существования для всех форм планетарной жизни и вызвать ответную реакцию, породив новые эволюционные ветви. Трагизм абсолютного большинства представителей технократического общества заключается в отсутствии будущего. Оно неизбежно канет в небытие, пополнив собой сонмы жертв предстоящего кризиса. Идея «спасения человечества» в данном контексте выглядит некорректно, ибо расходится с логикой развития биосферы. Остатки людей, выживших в предстоящем катаклизме, либо займут сбалансированную нишу в ряду представителей животного царства, пополнив собой биологическое разнообразие, либо исчезнут как вид, исполнивший своё эволюционное предназначение.

Нагрузка и ответственность за преобразование хаотической полуразрушенной биосферы в гармонизированную ноосферу падёт на следующую волну разумных существ, этически и физически способных гармонизировать среду своего обитания в планетарном масштабе.