Выговский А.Э., Шен Е.В

«Ноосфера» и «Нооценоз»

(Абстрактное и прикладное толкование понятий с позиций философов и естествоиспытателей)


В ходе проведения двадцатилетних исследований в области практической нооценологии авторами статьи обнаружены разночтения в толковании терминов «ноосфера» и "нооценоз" специалистами, представляющими тематически удалённые области знания. При исследовании литературных источников, в которых были использованы обозначенные понятия, нами обнаружены, как минимум, две гносеологически удалённые категории толкователей - «философы» и «естествоиспытатели». Целью настоящей статьи является обозрение различных толкований обозначенных понятий и утверждение интегральных определений терминов, во избежание дальнейших разночтений и разногласий. Уместно отметить, что термин «нооценоз» является производным понятием, происходящим от термина «ноосфера».

Самое популярное и распространённое в Сети «философско-технократическое» определение терминов «ноосфера» и «нооценоз» принадлежит перу М.Н. Эпштейна - российско-американского философа, литературоведа, культуролога и лингвиста.

В его понимании «ноосфера это совокупность идей, образов, ментальных предметов, информационных полей, заполняющих данную материальную среду; характер их отношений друг с другом и с этой средой, процесс их взаимодействия, циркуляции. В системе научных понятий нооценоз так относится к ноосфере, как биоценоз - к биосфере. Каждая культура и субкультура, профессиональная среда, общественный союз имеют свой нооценоз, свой способ обмена идей, выживания и распространения в ноосфере» [1].

Менталитет Михаила Наумовича сформировался в урбанистической интеллектуальной среде, онтологически отстранённой от природных процессов. В его понимании «ноосфера» является порождением технократической цивилизации, излучающей в эфир интегральные эманации в виде мыслей, понятий, чаяний, выраженных в культурных, научных, литературных и технологических кодах. При этом автор не учитывает неизмеримо большего числа эманаций представителей биосферы, с антропоцентрическим высокомерием приписывая «разумность» лишь человеческому роду.

Абстрагируясь от глобальной социобиосферной сигнальной симфонии, в которой человечество со всеми своими эманациями играет важную, но частичную роль, М.Н. искусственно вычленяет из интегрального контекста антропогенный аспект и называет его «ноосферой», чем неумышленно ограничивает объёмность понятия. А без учёта биосферной составляющей авторское толкование термина «ноосфера» едва охватывает антропогенную «инфосферу». Для определения элементарной субъединицы «социальной ноосферы», автор предлагает применить термин «нооценоз». В понимании М.Н. это семиотически родственный антропогенный контент полевых излучений. По нашим представлениям, более уместным, при определении информационных кастовых локусов было бы применение распространённого социально-эзотерического термина «эгрегор».

Игнорирование автором глобального биосферного фактора диктуется инстинктивным уклонением от детерминирующего мыслительный процесс контроля со стороны жёстких законов естествознания, не позволяющих писать «кому угодно и что угодно».

В естественнонаучной среде наработать авторитет трудно: дабы не прослыть профаном, нужно собирать полевой материал, использовать согласованные с коллегами методики, позволяющие выдавать репрезентативные результаты. Тогда излагаемые понятия базируются на достоверных исследованиях и правомерно устанавливаются на выкристаллизованный фундамент научной картины мира.

В качестве естественнонаучной дисциплины, «ноосферология» не имеет права признавать достоверность умозрительных суждений, не подтверждённых фактографией статистических данных, полевых материалов и лабораторных исследований. А в пространстве «инфосферы» существует ничем не ограниченная возможность философического нагромождения абстрактных фантасмагорий. Таким образом, под термином «ноосфера» М.Н. подразумевает «инфосферу», и прописывает для себя и коллег по цеху возможность вседозволенных высказываний и определений. Локальной цеховой субъединицей такой фривольной мыслительной среды, со своим сленгом и специфическим набором понятий, в его представлениях является «нооценоз» (как мы уже упоминали ранее). Описанная информационная ниша заведомо предназначена для философов, журналистов, литераторов, культурологов и политтехнологов. В таких «нооценозах» «белый шум» их фантазий ничем не ограничен.

Но естествоиспытателям в подобной среде существовать невозможно, ибо в хаотическом пространстве «белого шума» результаты глубоких многолетних исследований уравниваются с инсинуациями жёлтой прессы и литературщиной дилетантов. Налицо методологически неправомерное проникновение философско-литературных инспираций в область строгой естественнонаучной дисциплины «ноосферологии», требующей профессиональной компетенции и соблюдения правил игры, диктуемых законами природы. Подобная профанация постигла научную дисциплину «экологию», которая была истрёпана «зелёными» кликушами, избита журналистами и опущена экономистами до уровня «коммунальных услуг».

Мотивом узурпации философами сугубо естественнонаучной терминологии является отсутствие методологии и неразработанность лабораторных методов исследования феномена и, оттого, престижные понятия «ноосфера» и «нооценоз» превратились в ёмкости для игр воображения разночинных мыслителей. Хотя, вместо этих терминов, современный философский подход к описанию человеческих тонкоматериальных эманаций предполагает оперирование более подходящими смысловыми неологизмами, например, «инфо- или мифосфера».

В унисон с Михаилом Наумовичем над определением понятий «ноосферного класса» работает географически разрозненная группа авторов, в первую очередь, доктор философских наук, профессор В.С. Данилова. Её умозрительные определения выглядят следующим образом: «Мировоззренческие универсалии на основе ноосферной репрезентации характеризуются «нообиогеосферным бытийствованием», и чем быстрее человечество освоит подобный способ существования, тем у него больше шансов справиться с настоящими и будущими планетарными проблемами, тем более, что нообиогеосферные личности становятся «катализаторами», активными центрами для развития этих универсалий. Науки ноосферного класса способствуют формированию взаимодействий между всеми сферами сущего, философской рефлексии как нообиогеосферных личностей, так и всего человечества» [7].

По всей видимости, резонёрское подхватывание многокоренного нагромождения «нообиогео…» привело к его применению рядом авторов (Хван Т.А. [18], Мансуров Г.Н. с соавт. [10]) сомнительных учебников, где фигурируют «политэкономические» составляющие нооценоза: общество, средства труда и продукты труда. Прилагая к навязшим в зубах политэкономическим категориям модную приставку «ноо», авторы попросту перефразируют терминологию советских вузовских учебников.

Обращает на себя внимание труд доктора технических наук Ю.В. Сафрошкина «Ноосферное развитие и земная ноосфера» [14], представляющий собой попытку классификации различного рода «ноо»-проявлений в самых разнообразных сферах бытия. Извлечение понятийной квинтэссенции из работы автора не представляется возможным, в связи с эклектической разноплановостью излагаемых суждений.

Классическое определение «ноосферы», интегрированное с темой «устойчивого развития», выдвигает кандидат биологических наук Ш.К. Давлетова. Её позиция обоснована ссылками на классиков, безо всяких многокоренных осложнений: «ноосфера является новым эволюционным этапом биосферы, когда человеческий разум обеспечит дальнейшее устойчивое развитие как человечества так и глобальной окружающей среды» [6].

В подобном ключе, кандидат философских наук Плотникова Л. И. достаточно объективно рассматривает «учение о ноосфере, как идеальный проект гармонизации социоприродного взаимодействия», что отражено в автореферате одноименной диссертации [13]. Она излагает подробный семантический анализ понятия «ноосфера», подчёркивая множество возможных интерпретаций данного термина.

Перечисленные авторы определений расцениваются нами как достаточно грамотные компиляторы, способные пересмотреть свои позиции под давлением веских научно обоснованных аргументов. Особой характеристикой вышеобозначенных толкователей терминов «ноосфера» и «нооценоз» является отсутствие явных корыстных мотивов и, увы, каких бы то ни было полевых исследований.

Совершенно иные мотивы мы усматриваем в деятельности «ноосферитов», центр-форвардами которых являются господа А.И. Субетто, В.А. Шемшук и Л.С. Гордина… Ноосфериты представляют собой трансцендентное крыло толкователей понятия «ноосфера», граничащее с мистикой и специфическим организационным бизнесом. Мы с некой натяжкой относим их к категории философов, спекулирующих модным термином в целях изыскания грантов и демонстрации таинственной причастности к неким «запредельным» ноосферным силам, недоступным для понимания «непосвящённых» [5, 15, 19].

Помимо ноосферитов, игрой слов на «ноосферном рынке» грешит множество интеллектуальных коммерсантов, развивающих бизнес на стезе освоения фондовых денег (В.М. Бронников и К* и др.).

Характерными признаками «нооспекулянтов» является отсутствие стремления к физическому преобразованию нарушенных биосферных кластеров в разумно обустроенные ноосферные. Их формой существования являются финансовые операции, выставки, конференции, периодические издания, учебные процессы, стремление к политическому влиянию и фуршетный паразитизм.

Обращает на себя внимание тот факт, что перечисленные толкователи терминов «ноосфера» и «нооценоз» не являются специалистами в области естественных наук. Они склонны к мистификациям и не подлежащим экспериментальной проверке измышлениям о ноосферных процессах.

Методологической оплошностью всех перечисленных авторов является попытка применения терминов «нооценоз» и «ноосфера» к уже существующим проявлениям человеческой деятельности. К сожалению, парадигма бизнеса; законы капитала и фискальной политики формирует планетарный управленческий фон, ведущий к деградации биосферы. Поэтому их невозможно назвать разумными. Эта позиция опирается на фундаментальные исследования Д.Медоуза (10 сценариев развития цивилизации [8]) с соавторами и не оставляет шансов на оптимистические прогнозы. Если отталкиваться от моделей Медоуза, то ни ноосферы, ни нооценозов на планете ещё не было.

Никому из авторов ноосферных определений не пришло в голову, что нооценозы нужно продуманно конструировать и в это наукоёмкое направление надо вкладывать деньги без надежды на получение финансовой прибыли, потому, что это просто отдача долга разграбленной биосфере. И принуждает отдавать этот долг «экологический императив», который безапелляционно утверждает, что мы либо выстроим новую биосферу (ноосферу), либо погибнет вся цивилизация. Поэтому, следует отдавать себе отчёт, что «ноосферное моделирование» и «нооценология» - это научно-практические дисциплины, ориентированные на формирование рукотворной биосферы второго порядка - ноосферы - путём оазисного преобразования деградированных постантропогенных ландшафтов. Без такой продуманной инновационной рукотворной среды обитания не мыслится не только продолжение человеческого рода, но и коэволюционное развитие всей планетарной биоты. Таким образом, вместо того, чтобы эксплуатировать преисполненный ханжества лозунг «устойчивое развитие» на фоне стремительной деградации биосферы и человеческого рода, имеет смысл вести речь о физически осязаемом конструировании развивающей среды обитания для великого множества живых существ, включая человека. А элементарным кластером такой инновационной биосферы - ноосферы, как раз и является «нооценоз».

Притом и учёным, и политикам, и бизнесменам следует понять, что разработка проекта и поэтапное становление нооценоза ничуть не проще, чем конструирование самолёта или подводной лодки. И пока человечество не вступит в созидательную фазу воссоздания рукотворной ноосферы путём распространения сети нооценозов на постантропогенных пустошах, оно не вправе претендовать на звание разумного сообщества.

На данном этапе развития, с удалённой космической точки наблюдения, человечество выглядит откровенным скоплением биосферных гельминтов, абсолютно не заботящихся о сохранении жизни погибающего хозяина - биосферы. Следует учитывать, что ноосферная деятельность несовместима с парадигмой бизнеса, банковской и фискальной политикой, ориентированных исключительно на получение финансовой прибыли и не рассматривающих «экономически убыточные» и «фискально нецелесообразные» проекты в качестве перспективных. В данной ситуации уместно применить определение «экономический кретинизм», не позволяющий усмотреть рациональное зерно в процессах, не приносящих финансовой прибыли.

После рассмотрения философско-технократического подхода к определению терминов «нооценоз» и «ноосфера» уместно рассмотреть естественнонаучные определения. В литературе отчётливо просматривается цепочка естествоиспытателей, работающих в сфере нооценологии с 30-х годов прошлого столетия по настоящее время.

Мы ограничили рассмотрение темы четырьмя фамилиями: геохимик В.И. Вернадский (фундаментальные понятия), биоматематик Н.Н. Моисеев (развитие и утверждение глобальных представлений о ноосфере на основании математического анализа и озвучивание требований «экологического императива»), эколог В.В. Петрашов (введение в нооценологию), эколог (нооценолог) А.Э. Выговский (практическая нооценология).

Определение В.И. Вернадского однозначно: ноосфера представляет собой следующий этап развития биосферы. То есть - это разумно обустроенная биосфера [21-24].

Апогеем философско-космологического толкования термина «ноосфера» является глубочайший анализ академика Н.Н. Моисеева, изложенный в работе «Человек и ноосфера» [9]. Он считает, что на данном этапе развития цивилизации более уместно говорить не о ноосфере, а о маловероятной грядущей «эпохе ноосферы, когда человек, наконец, сможет разумно распоряжаться своим могуществом и обеспечить такое взаимоотношение с окружающей средой, которое позволит развиваться и обществу, и природе. Это означает, что переход в эпоху ноосферы потребует коренной перестройки всего нашего бытия, смену стандартов и идеалов».

Н.Н. Моисеев представлял себе ноосферу как одно из возможных будущих состояний оболочек Земли. На его взгляд конструирование ноосферы претендует на звание самого больного вопроса современности. Автор определения утверждает, что «никакие безотходные технологии и иные природоохранительные действия при всей их абсолютной жизненной необходимости не способны решить проблему спасительного интегрального взаимоотношения Человека и Природы. Подобные меры помогут лишь выиграть некоторое время для более радикальной перестройки всей структуры общества и природы. Этот философский вопрос оборачивается самой что ни на есть прогматичной проблемой - проблемой выбора приоритетной стратегии человеческой деятельности».

Никита Моисеев в своем толковании понятия «ноосфера» опирался на фундаментальную позицию Николая Фёдорова: «мир идёт к концу, а человек своей деятельностью даже способствует приближению этого конца, ибо цивилизация, эксплуатирующая, а не восстанавливающая, не может иметь иного результата, кроме ускорения конца» [17, с. 301].

Термин «нооценоз» впервые был обозначен в монографии профессора Виктора Васильевича Петрашова «Введение в нооценологию» [11], а затем развит в монографии «Начала нооценологии: наука о восстановлении экосистем и создании нооценозов» [12].

В представлениях В.В. Петрашова «нооценоз, это нарушенный биоценоз, структура и устойчивость которого улучшена человеком, но отличается от эволюционно сложившейся. Нооценология это новое направление исследований в области экологии, возникновение которого обусловлено жесткой необходимостью компенсации ущерба, нанесённого человеком биогеоценозам.

Чтобы широко применять предложенный подход и обеспечить тем самым построение ноосферы, следует детально разработать методы компенсации ущерба экосистемам и создания нооценозов, различные в разных условиях, изучить закономерности формирования и развития нооценозов, прогнозировать результаты применения этого подхода в конкретных случаях, разработать методы такого прогнозирования и исследовать ряд других вопросов» [11].

Независимо от научных разработок В.В. Петрашова, но в совершенном резонансе с изложенными позициями, были проведены 25-летние исследования коллектива Службы Экологической Реставрации под руководством А.Э. Выговского, основоположника «практической нооценологии» [2-4]. Коллективом Службы ЭР, в порядке научного эксперимента, была создана первая в мире действующая модель нооценоза, собран уникальный полевой материал, разработана эмпирически обоснованная методология и методики ноосферного моделирования.

В завершение авторы приводят эмпирически выверенное определение нооценоза в естественнонаучном формате.

Нооценоз – всесторонне продуманный развивающийся социально-природный комплекс, созданный в результате природовозрождающей деятельности на деградированной территории.

Нооценоз представляет собой динамично развивающуюся по ряду направлений, юридически защищённую и экономически самоокупаемую природовозрождающую систему, над развитием которой работает специализированная организация. Продуктом деятельности такой организации является биоценоз нового уровня, созданный на деградированной постантропогенной территории на основании разработанного группой специалистов проекта. Рациональным зерном проекта является перспективный план коэволюционного развития всех обитателей вновь созданного ландшафтного кластера. Понятие «экономическая рентабельность» такого кластера (нооценоза) замещается понятием «экологическая рентабельность», а в сырьевом смысле не превышает лимитов «биосферной ренты» в понимании Тимофеева-Ресовского [16]. Методологическое обоснование вероятной экономической окупаемости нооценологических проектов базируется на высокой технологичности и наукоёмкости (в первую очередь интеллектуальной) продукции, производимой сообществом. А средообразующим фактором - эдификатором такой социоприродной агломерации, является коллектив специалистов-нооценологов, физически и юридически интегрированных в инновационную среду обитания. (См. Шен Е.В. Нооценолог - профессия будущего [20]). Качество жизни и будущее коллектива специалистов находится в прямой зависимости от экологических, правовых и экономических настроек созданной ими рукотворной экосистемы.

Принципиально нооценоз отличается от биоценоза тем, что представляет собой композитный сверхорганизм - лабораторию под открытым небом - стратегической целью которой является решение проблем не только выживания и адаптации обитателей к меняющимся условиям среды (как в биоценозе), но и повышения научной значимости, правового и экономического статусов инновационного ландшафтного кластера.

 

Примечание:

Полевые социометрические материалы по становлению и развитию первой пилотной модели нооценоза на месте развалин двух колхозных ферм в деревне Гурьево Тарусского района Калужской области были собраны в течение 20 лет научно-практическим коллективом Некоммерческого Партнёрства «Служба экологической реставрации» (www.nature-revive.org) без привлечения грантов и господдержки, в рамках реализации программы "Практическая нооценология".

 

Литература:

1. Артемьева Т.В. [и др.]. Проективный философский словарь. - Санкт-Петербург: Международная Кафедра (ЮНЕСКО) по философии и этике СПб Научного Центра РАН, 2002. - 512 с.

2. Выговский А.Э. Эволюционно прогрессивные формы организации бытия // Ресурсы ноосферного движения. Вып. 1. Материалы Международной конференции. - М.: ГЕОС, 2000. - с. 24-38, ISBN 5-89118-148-7. [Электронный ресурс]. - Режим доступа

3. Выговский А.Э. О механизмах перехода к ноосферной деятельности // Ресурсы ноосферного движения. Вып. 2. Материалы Международной конференции. - Рыбинск: Рыбинский Дом печати, 2004. - с. 132-136, ISBN 5-88697-114-9. [Электронный ресурс]. - Режим доступа

4. Выговский А.Э., Журавлёва Л.В., Втюрина М.В. Ноосферное моделирование альтернативных форм бытия // Ресурсы ноосферного движения. Вып. 2. Материалы Международной конференции. - Рыбинск: Рыбинский Дом печати, 2004. - с. 143-153, ISBN 5-88697-114-9.

5. Гордина Л.С., М. Ю. Лимонад. Ноо-Конституция - Ноосферная этико-экологическая конституция человечества // Ноосфера. Общество. Человек. – 2014. – № 1.

6. Давлетова Ш.К. Курс лекций. Экология и устойчивое развитие. Тема 7. Антропогенное воздействие как геологический и геохимический фактор эволюции биосферы [Электронный ресурс] / Stud 24 16 ноября 2011г. - Режим доступа http://stud24.ru/ecology/antropogennoe-vozdejstvie-kak-geologicheskij-i/119607-351851-page1.html

7. Данилова В.С. Ноосферная репрезентация мировоззренческих универсалий: автореф. дис. … докт. филос. наук: 09.00.01 / Данилова В.С.; Якутский государственный университет им. М.К. Аммосова. - Якутск, 2004. - 344 с.

8. Медоуз Д.Л., Медоуз Д.Х., Рандерс Й. Пределы роста. 30 лет спустя / Пер. с англ. - М.: ИКЦ «Академкнига», 2007. - 342 с., ISBN 978-5-94628-218-5.

9. Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. - М., Молодая гвардия, 1990. - 351 с.

10. Основы экологического образования / Под ред. д.х.н., проф. Мансурова Г.Н. - М.: Экомир, 2012. - 197 с.

11. Петрашов В.В. Введение в нооценологию. - М., МСХА, 1993. - 98 с.

12. Петрашов В.В. Начала нооценологии: наука о восстановлении экосистем и создании нооценозов. - М., 1998. - 277 с.

13. Плотникова Л.И. Учение о ноосфере как идеальный проект гармонизации социоприродного взаимодействия: автореф. дис. … канд. филос. наук: 09.00.11 / Плотникова Л.И.; Забайкальский государственный педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского. - Чита, 2004. - 204 с.

14. Сафрошкин Ю.В. Ноосферное развитие и земная ноосфера (материалы о двух путях в будущее). - Ульяновск: УлГТУ, 2004. - 195 с.

15. Субетто А.И. Ноосферизм. Сочинения в 13 томах [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://radioslovo.ru/knigi/Tom01.pdf

16. Тюрюканов А.Н., Федоров В.М. Н.В. Тимофеев-Ресовский: Биосферные раздумья. - М., 1996. - 368 с., ISBN 5-86917-011-7.

17. Федоров Н.Ф. Сочинения. - М., Мысль, 1982. - 709 с.

18. Хван Т.А. Основы безопасности жизнедеятельности. Экзаменационные ответы. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. - 320 с.

19. Шемшук В.А. Нообиоценоз или касание Сварога. - Пермь: Издательство «Веды» Уральского фонда Рерихов, 1995.

20. Шен Е.В. Нооценолог - профессия будущего [Электронный ресурс]: доклад / Ноосферный семинар «Синтез’этика». - Пущино: Дом ученых, 26 сентября 2016г. - Режим доступа: http://www.nature-revive.org/accordions/view/nootcenolog-professiya_buduschego

21. Vernadsky V.I. Biosphere and Noosphere // American Scientist. - 1945. - Vol. 33, no.1.

22. Vernadsky V.I. The Biosphere, tr. David B. Langmuir. - New York: Peter Nevraumont Publishing Company, 1998. - p. 47.

23. Vladimir I. Vernadsky. Geochemistry and the Biosphere. - Sante Fe: Synergetic Press, 2007. - p. 215.

24. Vernadsky V.I. On the Fundamental Material-Energetic Distinction between Living and Nonliving Natural Bodies of the Biosphere // 21st Century Science and Technology. - Winter 2000-2001. - p. 20-29.